?

Log in

No account? Create an account
Научная кунсткамера [entries|archive|friends|userinfo]
Научная кунсткамера

[ website | lj ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

На пути к выздоровлению [May. 1st, 2014|01:39 am]
Научная кунсткамера

science_freaks

[vsounder]
[Tags|, , , , ]

Барвинский, Александр Петрович -
Изображение
украинский физик, автор новой
теории физических взаимодействий

ФИЗИКА И ОБЪЕКТИВНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ

Рассматривается отношение физики к объективной реальности нашего двойственного мира: классического - механического и квантового - волнового. Под объективной реальностью понимаются конструкции природных микро- и макросистем, а также - процессы природных преобразований, происходящие с системами и средой.

Объективная реальность систем и процессов преобразований, как правило, устанавливается в прямых физических экспериментах или в астрономических наблюдениях. Отмечаем, что, в сфере своей теоретической деятельности, физика признала правомочным применение мысленных экспериментов, основанных на уже установленных физических законах и на методе экстраполяции. Что это такое, автор предлагаемой Вам статьи сообщал в предыдущих своих публикациях, в том числе, размещенных в системе Интернет.

Развитие отдельных и совершенно самостоятельных наук - физики и математики - привело к новому осознанию математических фазовых пространств. В некоторых из них были обнаружены оригинальные области, названные точками бифуркаций.
Они представляют собой места перехода изменяющихся параметров исследуемых систем между отдельными математическими фазовыми пространствами, одновременно представляющими собой математические координатные системы.

Для демонстрации перехода значений параметров систем из одной математической координатной системы в другую (посредством точек бифуркаций), был использован образ странного аттрактора. Математические фазовые пространства - область математики, демонстрирующая свой трансцендентальный (доступный для переходов между координатными системами) характер.

В подобных случаях, математика создает образы и модели процессов, аналоги которых ранее были установлены физикой. Такими являются области пространств, притягивающие параметры исследуемых компонентов. В математике - это образ обыкновенного аттрактора. Свое основное свойство обыкновенный аттрактор демонстрирует без перехода исследуемых параметров систем между отдельными фазовыми пространствами - математическими координатными системами. Значения параметров, попавших в зону действия притяжения обыкновенных и странных аттракторов, имеют явно выраженную аналогию с физическими моделями и процессами.

В физике системами, создающими подобные эффекты являются микрочастицы с условными электрическими зарядами (). В этом случае, наблюдается, как взаимное притяжение, так и взаимное отталкивание физических компонент. Подобными областями в физике являются и гравитационные поля, в которых находятся тела и частицы, обладающие массой покоя. В свое время, теоретики гравитационные физические поля сильно идеализировали. Сегодня, как и в далекие времена, гравитация ошибочно воспринимается взаимодействием, направленным исключительно на взаимное притяжение подсистем. Следует отметить, что при Ньютоне разговор о физических полях не велся вообще. Тогда рассматривались макротела и микрочастицы - корпускулы света, а также силы действия и противодействия, возникающие между ними.

После развития идей о математических фазовых пространствах, исследователи получили дополнительные возможности для создания новых физических образов и гипотез. В начале прошлого века место под солнцем завоевали физики-теоретики, которые первично не занимались прямым исследованием природных систем и процессов преобразований. Они связали математические системы (не физические) с математическими (не с физическими) преобразованиями. В этом нет ничего крамольного, беда только в том, что новые физики, для своих математических построений, не нашли "чисто" физических аналогов, близких к природным проявлениям. Если бы это произошло, то оставалось сделать только один шаг в подходе к реальным системам и процессам.

Не математические, а физические системы и физические процессы преобразований непосредственно связаны с объективной реальностью нашего мира. Если бы аналоги между математикой и физикой всегда находились, то физики-теоретики давно бы вышли на дорогу к реальности. Последний шаг, в этом направлении, связан с физическими (не математическими) аналогами, приводящими исследователя к реальности, доступной наблюдениям.

Физикам-теоретикам сделать этот шаг, к сожалению, оказалось не под силу. Математические, в том числе, компьютерные построения систем и процессов преобразований, с их помощью достигли всего лишь некоторых демонстрационных целей. Выход математических и физических атрибутов к их реальным аналогам не произошел. Перспективы применения мысленных экспериментов при помощи компьютерных построений, в данном случае, "скрылись в тумане".

Несмотря на этот негатив, перспективы нахождения связей между математикой, физикой и реальностью - остались. По-прежнему, метод экстраполяции, дает возможность проникать в области пространств, недоступные прямым наблюдениям. Для этого, впереди, а в исключительных случаях, после математической идеи, нужно переходить к "чисто" физической гипотезе. Это как раз тот случай, когда профессор задает будущему физику-теоретику вопрос: "А где же Ваши выводы?" Напрасно он ждет ответа - выводов нет. В математическом (не физическом) исследовании фигурирует сплошная математика - в нем абсолютно нет физики. Сегодня, такое удручающее состояние дел в науке понимают или интуитивно осознают и профессора, и студенты.

Метод экстраполяции дал возможность исследователю переносить результаты, достигнутые в наблюдениях, на самые удаленные пространства Вселенной и даже - за ее пределы. Повторяем: все это можно делать с помощью компьютерного моделирования, не связывая наши временные неудачи с недостаточной мощностью компьютерных систем. Возможности, открывшиеся перед двумя науками - абстрактной математикой и естественно-природной физикой, мы до сих пор не использовали. Поэтому, "план развития" нашей глобальной квантовой системы сегодня нам не доступен.

Несостоятельность теоретиков имеет свои причины. Мы об этом говорили раньше. Здесь Ваше внимание обращается только на главное. Главное состоит в "засорения" физики абстракциями, которые укоренились в ней в виде физических идеализаций. Теоретическая физика перестала быть физикой - она сделалась гибридом двух наук, в котором математика заняла главное место.

В отличие от прямых физических экспериментов, математические преобразования никак не зависят от природных проявлений. Математика далека от природных форм и методов преобразований - она не показывает естественно-природных изменений систем и окружающей среды. Математические преобразования, всего лишь, могут, более или менее удачно, отображать численный набор (1, 2, 3 … и т.д.) подсистем в природных конструкциях, а также - детализировать процессы преобразований систем и подсистем, связывая их, исключительно, с количественными показателями.

Математические преобразования, как и сама математика - абстрактны. Как правило, математические преобразования не отражают физических преобразований в их качественных проявлениях. Этот недостаток математики явно проявился в преобразованиях Лоренца - в его принципе релятивистской относительности. Он не показывает качественных изменений.

Ни для кого не секрет, что математика отображает природные проявления с меньшим соответствием реальности, чем это делают физика и астрономия. Не математические, а "чисто" физические первичные построения, в виде физических гипотез и, затем, теорий (с вторичным использованием прикладной математики), приводят к осознанию реальности нашего сложного мира.

"Математический фактор" в физике целесообразно использовать вторично, а не первично. Для нахождения физических гипотез нет смысла располагать "математику" впереди физического наблюдения. Первичное применение математики в исследованиях физических законов природы усложняет выход к реальности. В этом случае, путь к реальности удлиняется на одну ступеньку, а это очень много. Такой путь вначале идет от математических абстракций к физическим идеализированным аналогам и только потом, мы приступаем к поиску реальных систем и процессов преобразований.

Если математика, применяемая в физике, проявляет свой "чисто" функциональный (прикладной) характер, подобных усложнений не наблюдается. Функциональная применяемость математики в любом из естественно-природных научных направлений, позволяет определять только количественные показатели систем - не более. В этом случае, качественные изменения систем устанавливают физика, химия, биология или другие науки природных направлений.

Изменения исследуемых параметров, при их переходах между математическими фазовыми пространствами, указывают на то, что реальный аналог математическим переходам должен существовать в реальных пространствах Вселенной. Но где он? Именно, реальные переходы ведут к пониманию реальных систем, среды пространства и физических взаимодействий. Происходит все это в восприятии наблюдателя, находящегося в любой (для него) глобальной системе - частице или вселенной. Реальность прямо не связана с абстрактным познанием, достигнутым с помощью математики. Абстракции в математике определяют только количественные соотношения в системах. Качественные изменения параметров систем математика, как правило, не показывает, либо делает это крайне нечетко.

Это связано с тем, что в "чисто" математические координатные системы, применяемые математикой, не вводится наблюдатель. Математик, физик или любой другой исследователь вынужден находиться за пределами сравниваемых фазовых пространств или "чистых" математических координатных систем. Внешний к исследуемым системам наблюдатель способен только фиксировать переходы, ведущие от порядка к хаосу и (ПХ) и наоборот (ХП). Это известное поведение ячеек Бенара, проявляющееся в структуре вязкой жидкости, помещенной в плоский сосуд. Преобразования фиксируются при изменении температурного параметра.

Внешний наблюдатель к исследуемым математическим системам, кроме восприятия перехода от порядка к хаосу и от хаоса - к порядку, в состоянии воспринимать некоторые изменения масштабных признаков исследуемых систем. Такой наблюдатель легко воспринимает разные скорости изменений, связанные с диапазонами температур. Но этот наблюдатель других качественных изменений с подсистемами (веществом и излучениями) - не воспринимает. Математические системы не показывают удаленному наблюдателю изменяющиеся качества - во всей их полноте. Переходы между математическими координатными системами качественных изменений не определяют: они не видны удаленному от них наблюдателю. Для определения качества изменений, подсистемы и наблюдатель размещаются в физических системах отсчета или в реальных системах - частицах или вселенных.

Только физика (но никак не математика) способна раскрыть качественную сторону физических и реальных преобразований, происходящих с системами, средой пространства, взаимодействиями и наблюдателем. "Качественная детализация" систем и процессов с помощью физики происходит в любой глобальной системе, в которой может находиться наблюдатель, в т. ч. - в системах второго и следующих порядков. Вы спросите: "Почему область познания, связанная с реальностью, не отражается математикой так же, как ее показывает физика - во всей полноте понимания?"

Отвечаем: "Математические системы" - числа, формулы, функции, равенства, неравенства, геометрические построения и т. п.., а также - математические аксиоматики, в отличие от естественных природных построений и преобразований, создаются людьми.

Все, что создано нашим интеллектом, т. е. - с помощью деятельности нашего мозга, включает в себя элементы идеализаций и абстракций. Они вызывают разного рода условности в интеллектуальных, в том числе, в физических и, особенно, - в математических построениях. Такие построения (системы и процессы) называются идеальными или идеализированными, в отличие от естественно-природных - реальных проявлений.

Принятые условности, общие для всех, или почти для всех, случаев теоретических рассмотрений, должны оговариваться в физических теориях и в математических теоремах. В математике связь между двумя частями любой условности устанавливается словом "если". В физике такого не нет - физика должна раскрывать сущность любого природного явления. Физика, в конечном итоге, должна утверждать: "В каждом конкретном случае происходит что-то одно - и ничто другое". Это относится и к условиям образования нашей Вселенной в пространстве более глобальной системы.

Условности, ранее примененные в физике, при последующем раскрытии их отношения к реальности, вызывают проявление принципа фальсификации теорий. Только полностью избавившись от абстракций и идеализаций в физике, мы делаемся способными создать фундаментальную физическую теорию, показывающую природную связь и зависимости между всеми направлениями физики, а также - между физикой и другими науками естественно-природных направлений.

Процесс фальсификации происходит только с научными теориями естественно-природных направлений. В абстрактных науках и в искусстве, в подобных случаях, образуются своеобразные "ответвления". Необходимость процесса фальсификации физических теорий признана физикой и философией. Более того, в физике, те теории, которые не возможно длительное время фальсифицировать или уточнять, принято считать ошибочными - они, в принципе, не связаны с познанием реальности.

Идеализации и абстракции - это элементы творчества. В искусстве и в математике они представляют собой основу, на которой строятся конкретные творческие разработки - художественные или математические. Что касается физики, то, применяемые в ее основе абстракции и идеализации, вызывают отступления от объективной реальности исследуемого мира. При этом возникают погрешности с разной степенью отклонения от реальности. К сожалению, на этих двух специфичных элементах творчества (абстракциях и идеализациях) трудности в познании реальности не заканчиваются. В физике они находят продолжение еще в одном элементе. Этот элемент связан с принципиальными ошибками - ложными идеями или ложными установками, не совместимыми с естественно-природными направлениями преобразований среды и систем.

Исследователь, на определенном историческом этапе развития науки, не осознает "фундаментальную" ложность или ошибочность таких своих идей. Подобные ложные идеи исследователь не отличает от истинных. Ложные гипотезы ему представляются оправданными. Сразу же, эти ложные гипотезы находят ложные экспериментальные подтверждения и преобразуются в ошибочные физические теории. Ошибки могут быть глобального характера, т. е. выступать в качестве ошибочных фундаментальных построений, в том числе - физических. Ошибки вызываются первичным ложным пониманием конструкций систем и природных "технологий", приводящих к изменениям систем и окружающей их среды.

Таким образом, в каждом из двух направлений физики - теоретическом и экспериментальном - исследователь получает ошибочное понимание реальности наблюдаемых систем, среды пространства и процессов преобразований. Примером подобных ошибок является ложное представление наших далеких предков о плоской форме земной поверхности.

Следующий пример - это теоретическая ошибка, сознательно принятая Клавдием Птолемеем в построении схемы ближайшего и удаленного от нашей планеты космического пространства. Математическая идея К. Птолемея, выполненная с помощью тригонометрических построений, просуществовала в роли истинной около тринадцати веков. Геоцентрическую систему мира с центральным положением Земли в космосе разоблачил Николай Коперник. Произошло это на заре становления современных научных представлений о Солнечной системе. Именно тогда геоцентрическая система была заменена гелиоцентрической.

Еще одна фундаментальная ошибка связана с пониманием гравитации в образе "однобокого" взаимодействия - направленного только на взаимное притяжение тел, обладающих массой покоя. Эта ошибка была допущена И. Ньютоном. Она полностью не исправлена до сих пор. И это, несмотря на то, что в эпоху космических полетов, наш наблюдатель в космическом эксперименте реально ощутил присутствие гравитации отталкивания. Происходит такое явление за линией космической невесомости.

Следующая серьезная ошибка в познании реальности была допущена нашими физиками-теоретиками более ста лет назад. Эта ошибка возникла при попытках найти физическое объяснение математическим идеям Х. Лоренца. Можно сказать иначе: физикам-теоретикам нужно было дать физическое объяснение принципам релятивистских преобразований, обнаруженных Х. Лоренцем при помощи математики. Сделать это физики-теоретики не смогли.

Релятивистские преобразования Лоренца в корне отличались от дорелятивистских принципов относительности Галилея. Физикам нужно было указать, какими физическими и реальными завершенными процессами преобразований систем и среды, эти два принципа относительности непосредственно связаны между собой. Физического объяснения математическим преобразованиям Лоренца физики-теоретики не представили до сих пор. Они удовлетворились нахождением условий математической инвариантности для двух типов систем и процессов. По этой причине реальная связь и реальные переходы между двумя принципами относительности и двумя типами систем не были установлены.

Мы уже говорили, что "рукотворные" (неприродные) построения, в том числе - математические, относятся к идеализированным (идеальным) системам, процессам или теориям (теоремам). В этом плане, математические и физические построения (если последние используют первичную абстрактную математическую основу), имеют достаточно четкую аналогию к абстрактному искусству. Об этом много говорилось раньше - и не только автором этой статьи.

Например, на присутствие абстракций в искусстве и в точных науках, в свое время, указал известный популяризатор науки Пол Девис1*). Странно только одно: ссылаясь на необходимость применения абстракций в искусстве и в математике, П. Девис пытался оправдать их присутствие в физике - науке естественно-природного направления. Связь физики с нераскрытыми абстракциями и идеализациями в высшей степени опасна. Она уводит исследователя от реальности - в мир иллюзий.

Повторяем: математика и физика - две совершенно разные науки. В математике абстракции - это основа любых математических построений. В физике мы применяем абстракции и идеализации в двух случаях: с целью упрощения физических теоретических построений или - в силу наших неполных знаний о предмете исследования. Так или иначе, но в любых случаях, мы должны определять степень отступления от реальности тех понятий, которые первично вводятся в физику. Абстракции и идеализации, внесенные в физику из математики, в процессе построения и завершения физических теорий, необходимо полностью раскрывать - должна показываться их реальная сущность.

В статье я не избегаю повторов: данная тема тесно переплетена с ранее опубликованными материалами. Это материалы, начиная с 1991 года, размещались в статьях НТЖ "Электропанорама, а позже - на двух интернетовских сайтах. Повторы содействуют более успешному пониманию широким кругом читателей тех методов, которые применяют две науки - физика и математика - для отображения реальных свойств систем и процессов преобразований.

Объективную реальность окружающего нас мира наблюдатель осознает после того, как физика делается способной объяснить одновременное существование во Вселенной двух альтернативных миров: мира классических макросистем и мира квантовых микросистем. Осознание объективного раздвоения систем и процессов преобразований раскрывает существующую связь и взаимную зависимость классических систем и систем квантовых.

Два, в какой-то степени, альтернативные вида систем и процессов, одновременно проявляются в нашей глобальной квантовой системе - Вселенной. Мы понимаем, что природная связь между этими системами должна существовать в виде реальных переходов. Реальность таких переходов может описать физика, избавившись от первичных математических построений в своей "технологической" структуре, ведущей к познанию. Нам желательно найти и показать физическую и реальную связь между двумя типами наблюдаемых подсистем: классическим - механическим и квантовым - волновым. И еще - мы должны ответить на вопросы: где и при каких условиях эта связь в нашем мире возникает первично?

Мы должны ответить на некоторые дополнительные вопросы, связанные с познанием:

1 - "^ Почему окружающий нас мир выглядит для нас таким сложным?"

2 - "Почему этот мир выглядит именно таким, каким мы его наблюдаем? Может ли он, в принципе, выглядеть по-другому?"

Бесспорно, было бы гораздо проще, если бы все системы, окружающие нас (микро- и макросистемы), подчинялись каким-либо одним физическим проявлениям: либо законам классической механики Галилея - Кеплера - Ньютона, либо принципам механики квантовой - волновой. Последнее могло бы произойти только при замене статистических методов приближенного количественного определения показателей квантовых систем точными методами, применяемыми классикой физикой. Мы знаем, что в "реальной действительности" дела обстоят иначе - классическую реальность для отдельно взятой квантовой системы мы не в состоянии ни точно предсказать, ни определить. Мы не можем этого сделать по вполне объективной причине, связанной уже не с математикой и физикой, а с реальной природой квантовых преобразований.

Именно, понимание двойственного (на самом деле - еще более сложного) разделения систем, создает условия для раскрытия природного многообразия наблюдаемых реалий - не математических и даже не физических, а реалий природных систем и реалий природных преобразований.

Проявление "раздвоившихся" закономерностей нашего мира установлено в многочисленных физических опытах и в астрономических наблюдениях. Усложнения природных проявлений были обнаружены в начале прошлого века. Они завершились становлением нового раздела физики - механики квантовой, названной еще и волновой. До этого, в теории и в практике познания свои услуги нам предлагала только одна механика - классическая.

До последнего времени, мы не были способны ответить на один из главных вопросов, который может быть предъявлен как к физике, так и к теории познания: "Почему, для исследователя, находящегося во Вселенной, сложности, происходящие с системами и подсистемами, отражаются реальностью раздвоившихся - или еще более усложненных систем и процессов преобразований?"

"Еще более усложненная реальность" (по количеству наблюдаемых взаимодействий) существует в единой (общей) для нас глобальной системе. Мы должны ответить на вопрос: почему такая сложность возникла для нашего наблюдателя? Без ответа на этот вопрос мы не способны осознать реальность мира, в котором вынуждены жить.

Только после первичного раскрытия "усложненной реальности", мы начинаем путь к познанию природы физических и реальных (не математических) преобразований. Они представляют собой естественные (природные) переходы, происходящие с реальными системами, подсистемами, окружающей средой пространства и взаимодействиями.

Такой путь познания законов природы посредством физики, освобожденной от абстракций и идеализаций, ведет нас к пониманию существующей природной связи дорелятивистского принципа относительности Галилея с релятивистским принципам относительности Лоренца. Мы осознаем: физика математического принципа Лоренца до сих пор теоретиками не раскрыта. Совершив такое действие, мы отвечаем на вопросы: почему, где и когда происходят эти реальные глобальные переходы в пространствах Вселенной?

В физических исследованиях мы не опираемся на релятивистские теории относительности (ТО) А. Эйнштейна или на подобные разработки других авторов. Мы не опираемся ни на одну из множества существующих теорий релятивистской относительности. Наше несогласие применить эти теории для познания мира классических и квантовых систем в их существующем единстве, вызвано тем, что все релятивистские ТО до сих пор не имеют физического завершения.

Математические построения ТО в "чистом виде" не дают объяснения реальности по той причине, что в этих построениях нет ни физического, ни реального образа наблюдаемых систем и процессов преобразований. Повторяем: физика и математика - две совершенно разные науки. Математика в физических теориях должна выступать наукой функциональной. Прикладной характер математики, применяемой в сферах деятельности естественно-природных направлений науки, связан, исключительно, с абстрактной основой математики, ведущей к определению количественных показателей систем и процессов - но никак не качественных.

В естественно-природных направлениях науки математике не желательно проявляться первично - до проведения прямого физического или другого - мысленного - эксперимента. Такие эксперименты связаны с образами, которыми оперирует физика, химия, биология, физиология, генетика и т. п., но никак не математика. Математика, с ее особой аксиоматикой, не может служить первой ступенькой для установления физической аксиоматики или гипотезы в процессах определения реальности систем, среды и связанных с ними преобразований. Это правило, непризнанное физиками-теоретиками, должно стать основным в теории познания. В случае его признания, легко устанавливается, а в противном случае - разрушается, связь физики с объективной реальностью нашего мира. Именно, из-за несоблюдения этого правила, перед физиками сегодня, как и сто лет назад, по-прежнему, фигурирует одна и та же нерешенная задача.

Сегодня, задача определения реальности, как и раньше, связанна с раскрытием физического смысла релятивистского принципа относительности (принципа Лоренца) в его взаимной зависимости от принципа дорелятивистской относительности Галилея. При этом раскрытие физического смысла преобразований Лоренца должно произойти в непосредственной связи с принципами квантовой механики. Два принципа относительности - дорелятивистский и релятивистский - должны быть "согласованы" с реальным переходом, приводящим к связи между классической механикой и основным принципом квантовой механики - принципом неопределенности Гейзенберга.

С 1982 года, нам известно, что кантовая неопределенность, для нашего наблюдателя, не устранима. Несмотря на это, принцип создания в системе нашего наблюдателя такой неопределенности должен получить физическое объяснение. Зная, что избавиться от квантовой неопределенности невозможно, мы должны ответить на вопрос: "По какой реальной причине, в восприятии нашего наблюдателя, возникает этот загадочный феномен?"

Сегодня, как и раньше - до А. Пуанкаре и А. Эйнштейна - нам необходимо найти физическое объяснение математическим преобразованиям Лоренца в усложненной реальности наблюдаемых систем и процессов преобразований. Преобразования Лоренца известны нам в образах исключительно математических построений. Физики-теоретики и первые из них - сам Х. Лоренц, А. Пуанкаре, А. Эйнштейн, А. Эддингтон и др. методами математики, а не физики, пытались показать изменения, происходящие в физических системах, движущихся с релятивистскими скоростями:

v  c или v = c.

Математические преобразования Лоренца, связанные с системами, движущимися с релятивистскими скоростями, должны были раскрыть физику совершенно другой относительности. Она отличается от относительности, которую в ХVI веке установил Г. Галилей.

Парадокс наших сбоев в познании реальности заключается в том, что такое - не математическое, а физическое и реальное "разоблачение" сделать гораздо проще, если первый шаг в определении реальности берет на себя физика, а не математика. Исторически в науке так случилось, что первый шаг в этом направлении сделала математика - это сделал Х. Лоренц в 1895 году. Поэтому, сегодня, нашим исследователям достаточно сложно вносить изменения в физику, которая, так и не став, в этом случае, физически конкретной, по-прежнему продолжает оставаться математической - абстрактной и идеализированной.

Мы понимаем, что, первично между двумя принципами относительности альтернатива возникает из-за различия в скоростях систем, рассмотренных Г. Галилеем и Х. Лоренцем. У Галилея относительные скорости систем далеки от релятивистских. Они находятся в диапазонах следующих значений:

v = 0 и v  с, где:

v - скорость исследуемой системы относительно системы наблюдателя;

с - скорость света в условном вакууме.

Дорелятивистский принцип относительности Галилея обладает исключительной физической и математической простотой. Наблюдатель, при демонстрации принципа относительности Галилея, практически не испытывает затруднений в выходе к объективной реальности систем и процессов преобразований. Здесь изменения происходят с малыми скоростями, далекими от скорости света. Эти скорости обычны для нашего наблюдателя. Для начала, при сравнении двух принципов относительности - Галилея и Лоренца, - достаточно разграничения диапазонов скоростей исследуемых систем.

Но потом - при продолжении сравнения двух принципов относительности, "вдруг" оказывается, что для установления физической связи между ними, необходимо физическое завершение двух релятивистских ТО. Вначале мы должны завершить СТО (специальную), а затем - ОТО (общую). Обе эти теории относительности А. Эйнштейном не были завершены. Только после такого нашего действия, четко проявляется связь между двумя принципами относительности: дорелятивистской относительностью Галилея и релятивистской - Лоренца. Вслед за этим, легко устанавливается взаимная зависимость принципов релятивистской относительности и принципов квантовой механики. Одновременно устанавливается физическая и реальная основа между всеми классическими и неоклассическими взаимодействиями.

Мы здесь сознательно отделяем квантовую механику от всех составляющих ее абстрактных квантово-полевых теорий, придуманных физиками-теоретиками (КЭД, КХД и несостоявшейся квантовой теорией гравитации - КТГ). Все квантовые "подсистемы" и теории связанны с гипертрофированно идеализированными атрибутами реальности, включая образы "полей", "странностей", "ароматов", "цветовых характеристик" - для кварков, и многим другим. Подобные идеализации имеют отношение не только к микрочастицам - кваркам и лептонам, они проникают в мир молекул, макротел и даже - космических тел. Прежде, чем перейти к реальности систем и процессов, мы должны научиться избавиться от абстракций и идеализаций, ранее внесенных в физику. Для этого нам необходимо кое в чем разобраться.

Природа введенных в физику полей вначале была "чисто" математической, т. е. - абстрактной. Она устанавливалась в связи с применением дифференциальных исчислений для математического описания поведения микрочастиц в математических координатах. Одновременно определялась полная энергия - с учетом систем второго порядка. Это происходило через две энергетические составляющие: кинетическую энергию и потенциальную. После такого действия, абстрактный математический "полевой" образ закрепился в физике в виде физической идеализации. "Полевая" идеализация, искусственно перекочевавшая в физику из математики, пыталась приблизить выводы физических теорий к наблюдаемой реальности. Мы знаем, что эти попытки оказались тщетными.

Позже, "модернизированный" полевой образ был связан со средой пространства, т. е. - с частицами - бозонами, переносчиками четко определенных классических взаимодействий. Это был шаг вперед. Но мы должны делать следующий шаг.

Отказавшись от применения в наших исследованиях двух незавершенных ТО, мы вынуждены рассмотреть критику наших современников на СТО и ОТО официального создателя этих теорий - А. Эйнштейна. Иногда эта критика является "дикой", иногда - обоснованной, а иногда - уступчивой и бессодержательной.

В предыдущем материале, размещенном на сайтах. автора предложенного Вам материала, была рассмотрена статья доктора технических наук, профессора Канарёва Ф. М. "Черные дыры - черный позор". В развитии этой темы, в предлагаемых мною статьях, планируется рассмотреть научные позиции современных классиков теоретической физики - Стивена Хокинга и Дэвида Гросса. В следующих материалах я постараюсь это сделать кратко.

Основой для таких рассмотрений будут: статья С. Хокинга - "Виден ли конец теоретической физики?" Эта статья была в полном объеме предоставлена С. Хокингом редакции журнала "Природа" в 1981 году. Затем, мы рассмотрим заметку Д. Гросса - "Грядущие революции в теоретической физике". Его статья была размещенная в системе Интернет. Произошло это недавно. Планируется также рассмотреть научные позиции Стекачёва В. И., изложенные в его монографии "Как взрывали Вселенную"2*). Выводы в этой статьи достаточно близки к реальности, несмотря на то, что статья, в некотором роде, перекликается с ложными физическими идеями доктора технических наук, профессора Канарёва Ф. М. Затем, планируется рассмотреть статью Д. Хохлова - "Теория относительности: в поисках утраченного смысла".

Теоретической основой для физического анализа работ авторов, перечисленных выше, является следующее утверждение:

"Обе незавершенные ТО Эйнштейна - СТО и ОТО - могли быть завершены почти век назад. После их завершения понимание реальности нашего мира было бы совершенно другим. Сегодня была бы иной физика макро- и микросистем: между двумя мирами была бы установлена, как "чисто" физическая, так и реальная связь, показывающая преобразования одного мира в другой".

Для того чтобы это произошло, А. Эйнштейну в прошлом веке нужно было принимать совершенно другие физические постулаты - другую физическую аксиоматику - для разработки СТО и ОТО. Об этом мы уже писали раньше. Еще раз обращаем Ваше внимание на то, что А. Эйнштейн, с физической точки зрения, ошибся в выборе постулатов для СТО:

Вместо: с  v max , нужно было принимать и рассматривать:

v max  c,

вместо: c = const., нужно было принимать и рассматривать:

c const.

Этот постулат в свое время (1936 г.) рассмотрел не признанный официальной наукой физик-теоретик Л. Пейдж. Сделал он это в своей работе "Новая относительность"3*.

Еще нам нужно отказаться и от третьего постулата, примененного А. Эйнштейном для оправдания ТО. Это постулат "о независимости скорости света от скорости движения источника света".

В следующем материале планируется проанализировать статью Стивена Хокинга - "Виден ли конец теоретической физики?". Затем, мы перейдем к другим обещанным рассмотрениям. В заключение планируется обсудить природные угрозы - актуальные для нас сегодня, а также - ожидаемые в отдаленном будущем. Такие угрозы возникают перед нашей цивилизацией, собирательный образ которой сформирован представлением о наблюдателе, находящимся внутри глобальной квантовой системы - нашей Вселенной.

Примечания:

1*) П. Девис – «Суперсила». Поиски единой теории природы. Перевод с английского Ю. А. Данилова и Ю. Г. Рудого, под редакцией Е. М. Лейкина. Москва, «Мир», 1989, стр. 58 – 78.

2*) В. И. Стекачёв – «Как взрывали Вселенную», г. Тула, 1997, стр. 3 - 27.

3*) Leigh Page – “A New Relativity”, The Physical Review, 01. 02. 1936, v. 49, p. 254 – 278.

От автора:

Автор опубликованного здесь материала - Барвинский, Александр Петрович - выражает глубокую признательность доктору медицинских наук Ирине Георгиевне Пядык....
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: kincajou
2014-05-01 12:48 am (UTC)
omfg

а что это за их наблюдатель, ощутивший гравитационное отталкивание, да ещё и за линией космической невесомости?..
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: parnu_igor
2014-05-01 05:34 am (UTC)
Все квантовые "подсистемы" и теории связанны с гипертрофированно идеализированными атрибутами реальности, включая образы "полей", "странностей", "ароматов", "цветовых характеристик" - для кварков, и многим другим. Подобные идеализации имеют отношение не только к микрочастицам - кваркам и лептонам, они проникают в мир молекул, макротел и даже - космических тел. Прежде, чем перейти к реальности систем и процессов, мы должны научиться избавиться от абстракций и идеализаций, ранее внесенных в физику.
---------------
Боюсь взять на себя смелость заявить, но реальность "горения лампочки" или столь надоедливой и привычной гравитации, такая же "абстракция" как и ароматы кварков.

(Reply) (Thread)
[User Picture]From: pavel_zaak
2014-05-01 09:04 am (UTC)
Вместо критики Эйнштейна и переписыванием его ОТО занялся бы автор критикой Толстого и переписыванием его "Войны и мира". С Толстым безопасней и море графоманского кайфа.
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: regent_2
2014-05-06 12:59 pm (UTC)
"Автор опубликованного здесь материала - Барвинский, Александр Петрович - выражает глубокую признательность доктору медицинских наук Ирине Георгиевне Пядык...."
"-А за что это вы его её благодарите" /Бездомный/
Действительно, это ж самое интересное!
(Reply) (Thread)
[User Picture]From: vsounder
2014-05-06 02:22 pm (UTC)
хотелось бы думать за необходимую психиатрическую помощь...
На самом деле всего лишь за собрание сочинений А. Эйнштейна. А человеку явно лечиться надо.

Кстати, Эйнштейн - отличное чтиво.
(Reply) (Parent) (Thread)