October 30th, 2012

Не понял...

Физические начала математики и идеология нетрадиционного (аксиоматического) построения физики

Борис РОТГАУЗ


Физические понятия суть свободные творения человеческого разума и не однозначно определены внешним миром, как это иногда может показаться.

А. Эйнштейн, А. Инфельд. «Эволюция физики», М., 1965.
На кого рассчитана брошюра и о чем в ней идет речь
Collapse )
Что касается всех технических деталей построения теоретической физики в существенно большем объеме чем приведено в брошюре, не говоря уже об объеме, в котором существует традиционная физика, то такое построение может быть выполнено только достаточным числом ученых (может быть даже не одного поколения), разделяющих ниже приведенный нетрадиционный подход.

Принципиальная новизна ниже изложенного заключается уже в том, что, начиная с исходных положений, никоим образом не применяются традиционные подходы к описанию физических явлений. Это и позволяет читать брошюру без глубокого знания таких подходов. В соответствующих местах брошюры традиционные подходы конспективно изложены, но только лишь для того, чтобы противопоставить им предлагаемые положения. Достаточно сказать, что при описании результатов фундаментальных экспериментальных явлений не используются такие традиционные основополагающие понятия – как система отсчета, пространственно-временной континуум (метрическое пространство и часы), поле, сила и др. А также совершенно иначе осмысливаются понятия взаимодействие объектов, их масс, расстояний между ними и понятие времени.
Collapse )

Единые начала математики и физики

Изложенный подход к аксиоматическому построению физики позволяет не только существенно упростить физику и решить основные проблемы ее (описывать с единых позиций любые взаимодействия объектов, объяснить причину существования «стрелы времени» и другие проблемы), но и выявить физические начала математики. Математика и физика, имеют одинаковые как идеологию построения, основанную на использовании понятия предшествования, так и конструктивную методологию. Это неоднократно показано выше. Об этом свидетельствует и то, что основное понятие математики – натуральные числа не возможно осмыслить вне понятия физический объект, прочем, как и не возможно осмыслить понятия объекты без понятия натуральные числа. Единство гносеологии математики и физики проявляется также и в том, что фундаментальные математические константы могут определяться (как это делается в физике при определении своих констант, например, гравитационной постоянной) путем проведения экспериментов с физическими объектами. В частности, иррациональное число π можно определять с помощью известного метода «иглы Бюффона» или, как относительно недавно (в девяностых годах закончившегося века) было показано, с помощью так называемого «бильярдного» метода. Причем, точность определения этой константы зависит лишь от числа проводимых опытов. В последнее время все большему числу ученых становится понятным, что математические вычисления а, следовательно, и любые логические суждения, это всегда некий физический процесс на квантовом уровне. На этом основывается идея создания в недалеком будущем, так называемого квантового компьютера. На указанное пытался обратить внимание научного мира еще в 1960 г. американский физик Р. Ландауэр. К сожалению, в то время среди ученых господствовал взгляд на вычисления как на некоторую абстрактную логическую процедуру, изучать которую следует математикам, а не физикам. В последнее время произошли существенные подвижки во взглядах на естествознание вообще, и на математику – в частности. Вот мнение современного и авторитетнейшего математика – россиянина В.И. Арнольда: «Математика является экспериментальной наукой – частью теоретической физики и членом семейства естественных наук».

Математика описывает несоставные (математические), а физика – составные (физические) объекты. Можно сказать, что эти объекты отличаются друг от друга соответственно отсутствием и наличием возможности наблюдения за изменением количественного состава их, которое может происходить только при рождении или смерти объектов. В свою очередь, различие таких возможностей можно объяснить тем, что для математических объектов эти два события совпадают (величина предшествования их бесконечна), а для физических объектов – не совпадают (величина предшествования их конечна). Этим можно объяснить существование в физике дополнительных по сравнению с математикой понятий масса и время, характеризующее величину такого несовпадения в различных наблюдаемых явлениях. При этом совпадение рождения и смерти сигнала эквивалентно тому, что интервал времени между этими событиями отсутствует, т.е. имеет бесконечные значения, а для несовпадающих событий интервал конечен. Используя физическую терминологию, можно сказать, что это эквивалентно тому, что скорость «движения сигнала в математике» (для математических объектов) бесконечна, а в физике – конечна. Таким образом, математика с этой точки зрения может рассматриваться как предельный случай физики. Более детальное раскрытие единства математики и физики, учитывая колоссальный объем знаний накопленных этими древнейшими науками, едва ли целесообразно в рамках настоящей брошюры.
Заключение

Резюмируя выше изложенное, следует особо подчеркнуть следующие положения. То, что при нетрадиционном подходе к физике гравитационные, электромагнитные и другие взаимодействия, получаются в виде следствия принятых исходных положений, а не в виде априори принимаемых постулатов, как это имеет место в традиционной физике, приводит к необходимости принципиального пересмотра взгляда на физику и математику как чисто феноменологическую и аксиоматическую науки.
Collapse )
Современная наука тоже знает не мало таких случаев и, по-видимому, наиболее известным из них является весьма дорогостоящий и пока без успешно продолжающийся, то с большим, то с меньшим усердием, поиск так называемых «гравитонов». И хотя считается, что отрицательный результат – это тоже результат и в процессе поисков несуществующего явления могут быть получены новые побочные явления, но все же это является скорее утешением, чем позитивным результатом. Именно поэтому так важно иметь как можно более корректную теорию физики. Понятно, что теории, объясняющие лишь отдельные явления как независящие друг от друга, не могут быть конкурентно способны с теорией, описывающей эти явления с единой позиции. Общеизвестно с самых древних времен, что наибольшие шансы на успех в этом вопросе могут иметь лишь аксиоматически (но не феноменологически) построенные теории. Т.е. теории, построенные исходя из самых общих и очевидных положений, а не представляющие собой сумму различных экспериментально наблюдаемых синтетических явлений – феноменов. Выше такая теория изложена.

Об авторе:

Борис Абрамович Ротгауз
председатель русскоязычного научно-технического клуба г. Дюссельдорфа, Германия
адрес: Dr. Borys Rotgauz, Gogreve str.7, 40223, Düsseldorf, Deutschland
tel. (0211) 9348181
e-mail: brotgauz@mail.ru
выход в открытый космос

И снова пишут о физике...

Отсюда: всё это написал, как ни странно один человек, но, хотя здесь только фрагменты, получилось всё равно много
1) Недавно я заинтересовался вопросом теории относительности. Дело в том, что, почитав учебник физики я заметил противоречие
Collapse )